рекомендуемые задания на период карантина



Чтение.

Читать можно любые произведения, если затрудняетесь в выборе, предлагаю следующие:

1. В. Сутеев: сказки и рассказы.

2. А. Усачёв: «Умная собачка Соня»

3. Э. Успенский: «Крокодил Гена и его друзья», «Дядя  Фёдор, пёс и кот».

4. Э. Успенский, В. Чижиков: «Про Веру и Анфису».

5. Н. Носов: «Приключения Незнайки и его друзей», «Весёлая семейка».

6. Б. Заходер: «Мохнатая азбука».

7. В. Катаев: «Цветик-семицветик».

8. Е. Чарушин: «Никита и его друзья».

9. . В. Бианки: «Лесная газета».

10. С. Михалков: стихотворения.

11. И. Токмакова: стихотворения.

12. Ю. Мориц: «Малиновая кошка».

13. Л. Толстой: рассказы «Котёнок», «Косточка», «Лев и собачка», «Птичка», «Филипок».

14 . Русские народные сказки.

Выполнить задания в тетради по чтению:

Начерти схему слова.

Поставь ударение, раздели на слоги, обозначь звуки.

 

1. Подчеркни буквы, обозначающие мягкие согласные звуки:

Ку, хи, са, ти, су, ха, си, кы, ны, ки.

2. Напиши, сколько букв и звуков в словах:

коньки — ___ б., ___ зв.;

зайка — ___ б., ___ зв.

Начерти схемы слов.

Поставь ударение, раздели на слоги, обозначь звуки.

 

1. Обведи буквы, обозначающие парные глухие согласные звуки.

Е, х, с, а, ц, п, ч, л, о, т, к, ж.

2. запиши предложение, разделив слова на слоги:

Цыплёнок клевал зёрнышки.

Начерти схемы слов.

Поставь ударение, раздели на слоги, обозначь звуки.

1. Подчеркни буквы, которые произносятся звонко:

То, ми, ла, су, пы, ре, ко, дя.

2. Напиши, сколько букв и звуков в слова:

время — ___ б., ___ зв.

язык — ___ б., ___ зв.

 

 

 

Письмо.

Карточка № 35

1. Спиши текст.

Дома были Дима и Лида. Они рисовали. Лида нарисовала дуб. А Дима нарисовал волка.

2. Поставь знак ударения над словами четвёртого предложения.

3. Напиши слова, разбив их на слоги:

Кошка, кусок, банка, парта, норка, замок, забор.

 

Карточка № 36

1. Спиши текст:

Дети готовили подарки для ребят. Катя и Галя клеили домик. Света плела коврик. Вера и Ваня рисовали клоуна.

2. Во втором предложении подчеркни буквы, указывающие на мягкость согласных звуков.

3. Запиши проверочные слова для слов с парными согласными на конце слова:

Огород — …, завод — …, рукав — …, пилот — … .

 

 

Карточка № 37

1. Спиши слова, разделив их для переноса

Линия, здание, веер, енот, стая, Рая.

2. Напиши текст:

На море завыл ветер. Стало темно. Судам надо в порт. Ярко светит маяк. Он освещает путь морякам.

Выпиши слова, в которых количество звуков и букв не совпадает, сделай звукобуквенный анализ.

 

Математика

Рабочая тетрадь по математике, с. 21, № 40,41, с. 22, № 43, 44, с. 23, № 45-48

Ранняя рань, а на уме дрянь



Ранняя рань, а на уме дрянь

 

Туве открывает веки, растягивает в стороны, подобно расхождению перспектив после выхода профессий на арену выбора. Руки, ноги – расходятся под тонким одеялом, подобно евреям по пустыне, сглаживая одни морщины-складки в другие. Скользкое недовольное кваканье и жабки разбредаются прочь от оживших конечностей. Зелёные, гористые, как поля Ирландии, липкие, как капля свежей утренней сопли на ветру, они пробуждаются. Туве проверяет веки на работоспособность – так не хочется вставать. Её мокрые сны медленно отступают, кажется, она отсыхает от них с каждым взмахом ресниц, с каждым новым взглядом вверх. Вспоминает того канадского немца, облизывает губы, смачивает их, как одна мысль о нём смачивает совсем не их. Дремлет наяву. Зелёные твари сидят, смотрят на неё, друг на друга, молча обмениваются мыслями, не хотят отвлекать. Дышит часто. И каждый вздох всё больше обогащает разум подробностями, ополняя организм лёгким пламенем. Они ведь чувствуют это, им нравится, они наслаждаются. Ты видишь это, Туве? Блеск и плеск. Но где? Её тело начинает извиваться под нежным покровом, вынуждая квакалиц мигрировать с точки в точку, вызывая гневные квазмущения. Но ей-то дела нет. Что она видит? Сны не оставили её, они лучше. Брови напрягаются с каждым скольжением пальцев под наготой. Одна из зелёных прошла под тоненький слой, к свободному телу. Ты заметила, Туве? Рука сама потянулась за гостьей, слизывет пальцами зелёную лужку с бугров и отходит вдоль ложбины к гроту, заполняет его – Так прекрасней, прохладней, инновационней. Ты видишь, Туве, видишь? Маленькие, совсем не воспитанные мурашки медленно распускаются, словно стихи по богемным столам, запиваемые прохладными винами из подвалов какой-нибудь Забытой страны. Громко, Туве, громко. Там похлипы, тут писк. Да что ты знаешь о жизни этой девочки? Жители земли-воды распадаются, гора растёт, ноги сгибаются, она заливается и падает в медленном дыхании. Руки разводятся, как у спускающегося Христа. Надо вставать, поднимайся, чего ты? Спать ещё больше стало. Ноги оттягивают к себе лёгкое одеяло, сбрасывают квакх на пол, они разбегаются к углам. Ну же, Туве. Резковато поднимает весь бюст – кто-то тянет канатами. Прохладка. Пальцы ног играют друг с другом, смело. Левый холмик – вершинка на бледной груди – зачесался тоненьким ногтем. Может не стоит жалеть? Ноги соскальзывают к полу, жабкши заскакивают на стены. Туве встаёт. Голая, свободная, молодая, в мечтах. Солнце гладит натянутые вверх груди, освещает для себя – Туве подтягивается до пят.

 

Срамота-то какая!взвигнул Демитрий Вайфеич, закрывая страничку журнальную, Нада шо-то с Шумихиным решать! Совсем распоясался ирод окаянный! Запарил своими виршами уже! – (но нам-то с вами, ягодки, знамо, шо в удовольствии от читанного злость сия).

А свершилося от шо: третьего дня обнаружил староста наш в поштовом ящике своём письмишку весьма непростого содержаница, заложенную в конвертик забугорный, явно запашком западным пропахнутый. Сразу смекнул Демитрий Вайфеич, шо шо-то тута не чисто, подковырка какая имеется. Раскрыл конвертик-то и зачёл буковицы тамошние. Не сразу, конешно, выждал времечко в сорок с двушкой лет – всё как надо, всё по сомнусийским уставам и заповедям. Прочёл и ахнул в припадке сонливости.

А меж тем оторвал колокольчик Демитрия Вайфеевича от читки, то матерь Дениза звонит, владелица роддома сельского, где, к слову молвим, и староста наш был произведён на свет. И снова шыпуршит героик наш сонливый сквозь снега, сквозь ветра, сквозь брозды правления и думы думные, шыпуршит да мелодийку новую рисует в тыковке своей. А шапка-то кака на тыковке сей! Вся така русска, тёпла, с надпиской красной на передке – СТАРОСТА. Ай кака шапка-то! Кака стать! А фуфайка-то староствицкая кака! Снаружи мех козлиный (статности сигил), а внутри, к телесу поближе, кожа рыбья (родовитости сигил). Ни хлада, ни глада (ну тут и шутейка, разумеется) не чует Демитрий Вайфеич, всё как надо, всё по сомнусийски.

Но закрыт роддом очутился, расстроился староста. Обошёл вкруг да около, да не обнаружил ничего. Замыслился. Всё мыслил и мыслил, уж месяц да и прошёл, а не заметил, шо открылся роддом-то. Так и пошыпуршал домой ни в слухе, ни в духе. Даж зенки побледнели.

 

Дома ж, на хатке на своей симпотишной, но минималишной, засел чайку махнуть, каннабисного. Ух и загорелся ж он! Сразу сном пробрало, сразу Дух подняло снадобье-то!

И видит староста реки круазные! И слышит картины зарукасные! И ходит-бродит вдоль олей градских! И мелодийки к нему так и прут, так и прут! Дрынь дрызь кец кур пер науц вац, сиг руп лить дноч взол бит кач! И трындит, и трындит на балалаечке своей староста! Этот звон ласкает слух! Ein, zwei, ein, zwei Я владею силой двух! Left, right, left, right Не ношу железный панцирь! Uno, dos, uno, dos 1– да древко обтягивает всем тазом! Да токма де древко-то взял? Бух бах карабах! Шух! Ступает хто-то по землице да по русской! Стой! Хто ступает? Да староста и ступает и скупает и топ топ и хлоп хлоп – ножки ручки голова – всё работает! Ура! Тыц тыц тыц! Шо главушка-то кружком да душок-то ничком? Тых тых тых! Слышь, кысь? Шууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууух!

Утреча восстал староста наш Демитрий Вайфеич с полу. А почему с полу-то? А восстал по одной лишь неугодице, драгие наши, от молитвы его отвлекли ироды, супостаты окаянные.

Требуем респекта! Требуем респекта! Требуем респекта!

Ать, Шумихин окаянный, – промыслил Демитрий Вайфеич, – ораву гад припёр! – да как выбежит на улицу, да как завопит на всю улишную!Шумихин! Гад! Пасть закрой да вали с бакланами своими! – да как разбежится-то по двору, да как взведёт кулачищу свою к небу да в прямь, да как всадит его в морду-то шумихинскую – зубы да трески сыплются! Да как начал колотить красноармейца-ирода, да всё кричит, всё взывает, не успокаивается! ­Гад! Падла! Убить тебя мало! Шоб тебя, сволочь! Шоб тебя, гад! – да и стучит, да и ворчит по красной роже аки берсеркер заморский! И вертит по земле супостата и ногами да коленями аки боец покупной!

Но тут-то и врезался удашка по бровкам староствицким – да звёзды поплыли по пространствиям вкруг Демитрия Вайфеича, звонки и диньки. Сорок с двушкой секунды спустя, отхватив дозволение и все необходимые бумаги от Сомнуса, очухался. Лежит он на полу, значится, в обнимочку с подушкой из стран восточных, и ножками и ручками сжимает её аки любовницу да колотит. А стоит над ним кто? Пральна, судари и сударыни, жёнушка его Ляо Кжын (в девичестве Чен) и кулачище держит обагряный над ним. Тут-то и засекает Демитрий Вайфеич, шо подглазье у него изнывает, осинело совсем да кровится немного.

Ти сё ирёд сделял! – лютует она яростно и бравно!

Шо не так-то? Де я? Как оказался-то тута? – а Демитрий Вайфеич в недоумении полном, не помнит ничего. А зря!

Тут и поведаем всё произошедшие со старостой посля выпивки чудного каннабисного чаю. Сразу же погнался он по хатке бегать да индейцем свадебным дрыгать, всё выл да напевал сонеты эротичногу содержания, грозился стенам ветки-то да пообрубать. Затем на кровать запрыгнул аки борцуха вольный да и аннигилировал её в антипространствие (шо бы сие не значило). На балалаечке мнимой, собранной из веника и пряника сухого брынькал да молебен Сомнусу проводил сим способом. Кукарекурил пару часиков, пока куры не разбежались (оскорблены до глубин перины были высказываниями староствицкими, а он и ни-ни по ихнему-то). А дальше шо было? Да знамо шо! Ветка за оконцем ломанулась да и пала на козырёк оконецкий, звонкнула и пугнула нашего бесстрашного старосту, а он и понял, шо сей звук возлас предутренний Шумихина, ну и засеял баталию. Естесна, весь этот путь Демитрий Вайфеич прошёл нагишём, с тарелкой обеденной во руках. От и дивится тепереча всем диструкциям своим. А пало не мало от рук да ног егоицких, драгие вещи были-то. Шо ж теперь свершит Ляо Кжын над мужем-олухом своим-то? Вам решать, хрусталики наши. Нам же позвольте за сим откланяться, шавуха стынет. Всего да и хорошнего!

 

1 Тут цензурка-то да и изъяла-то пару строк. Наши извинения!

Приложение А Титульный лист , НИР 4 курс,42.03.01+



 

 

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
«Санкт-Петербургский государственный технологический институт
(технический университет)»
(СПбГТИ(ТУ))

 

? ОТЧЁТ ПО ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПРАКТИКЕ.

? НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

?

?

?    

Студент

________________________________________________________

(Ф.И.О.)

?

УГНС

42.00.00

 

Средства массовой информации и информационно-библиотечное дело

 

Направление подготовки

 

42.03.01

 

 

Реклама и связи с общественностью

Профиль подготовки бакалавра

Реклама и связи с общественностью в системе государственного и муниципального управления

 

Факультет

 

Экономики и менеджмента

 

Кафедра

Управления персоналом и рекламы

 

 

Группа

 

 

Оценка за практику

_______________________________

 

Руководитель практики от института,

Зав. Кафедрой управления персоналом и рекламы

 

 

 

__________________

(подпись)

 

 

Дороговцева А.А.

(инициалы, фамилия)

?

?

? Санкт-Петербург

? 2017

?